Господь всегда рядом … уже история…

Господь всегда рядом

 Иеромонах Гурий (Федоров) вот уже шесть лет является настоятелем храма святого великомученика и целителя Пантелеймона при Центральной клинической больнице ОАО «РЖД» в Тушине. Но это — далеко не единственная его должность. О своем церковном служении в прошлом и настоящем отец Гурий рассказывает в интервью нашемуguriy журналу.

— Последнее время монашествующие все чаще назначаются настоятелями приходских храмов. Чем Вы это объясняете?

— Явление, конечно, необычное. В этом, как мне кажется, проявляется особый Промысл Божий. В принципе монах должен жить в монастыре. Служение на приходе связано со множеством искушений. Почему же в последнее время монашествующие все чаще становятся настоятелями приходов? Одна из причин, возможно, заключается в известном оскудении духовной жизни за последние 5-10 лет.

В первые годы перестройки в церковной жизни наблюдался большой подъем. Массы людей устремлялись в храмы, монастыри, семинарии. Многие хотели стать алтарниками, принять священный сан, монашеский постриг. А сейчас людьми овладела страсть к приобретению материальных благ, желание иметь полные холодильники, телевизоры, компьютеры, другие удобства жизни. Возможно, поэтому Господь и призывает сегодня монахов к служению на приходах. Ведь кто такой монах? Это человек, стремящийся к духовной жизни. Стремление к совершенству движет человеком, принимающим монашество. Монах, как говорили древние, выше, чем мирской человек, но ненамного. Потому что монашеский образ жизни выше. Ненамного же потому, что монах вышел из того же мира. Сейчас, когда происходит оскудение веры, любви, благочестия, Промысл Божий, возможно, заключается в том, чтобы монахи послужили миру.

Конечно, тяжеловато жить в миру. Я просил Святейшего, чтобы меня отпустили в Троице-Сергиеву Лавру, но Патриарх сказал: «Сейчас не время усердно заботиться о своей душе, надо заботиться о людях». Мне и раньше, когда я служил в Храме Христа Спасителя, приходилось заниматься душепопечительством, хотя я — священник молодой, неопытный, да и благодати у меня мало, — наверное, по нерадению моему.

В чем разница между монахом и мирянином? Монах, какой бы он ни был, постиг высокие монашеские идеалы, а мирянину часто трудно их вместить, потому что он поглощен мирскими заботами. Монах, если он и не достиг идеалов бесстрастия, благодати, духовной радости, все же эти идеалы знает, потому что они привлекли его к монашеству. Прежде чем принять постриг, монах должен многое в себе преодолеть, многое отвергнуть. Высокие монашеские идеалы в душе каждого монаха есть. Он знает, от чего ушел и к чему пришел. В древних патериках монастырь сравнивается с твердью, с берегом, а мир — с волнующимся морем.

Монаху очень трудно в миру. Монах должен часто уединяться для Богообщения, быть один на один с Богом. А в миру царит суета. Одно дело жить в общежительном монастыре и другое — в миру. Преподобный Амвросий говорил: «Можно спастись и в миру, но не на юру». А приход — это и есть самый что ни на есть юр.

В то же время вспоминаются слова преподобного Симеона Нового Богослова, смысл которых можно выразить примерно так: одни спасаются в монашестве аскетизмом, горением в чистоте, нерассеянном состоянии, другие — общежитием, где человек упражняется в смирении, терпении и послушании, а третьи — служением миру. Когда человек с Богом, все пути монашеской жизни равночестны. Святой праведный Иоанн Кронштадтский не был монахом, но жил как монах. Он жил в миру и служил людям. Конечно, сначала он стяжал благодать Божию, а потом стал служить миру. Господь его призвал. А таким, как я, неподготовленным, немощным, в миру тяжело. Еще не достигнув того, что надо достигнуть, попадаешь в суровое горнило искушений. Но Господь всегда рядом, Он помогает.

 — Значит, Вы иначе представляли себе Вашу монашескую жизнь?

— О том, что я буду монахом на приходе, я не думал.

 — Первым местом Вашего священнического служения был Храм Христа Спасителя?

— Пять лет я нес послушание старшего иподиакона Святейшего Патриарха. Был я тогда в сане иеродиакона. Узнав, что я архитектор по светскому образованию, Святейший включил меня в рабочую группу по воссозданию Храма Христа Спасителя. В храме Державной иконы Божи-ей Матери я служил диаконом, а затем священником. После освящения нижней церкви Храма Христа Спасителя был священником и там. Приходилось исповедовать по 4-5 часов подряд.

 Отец Гурий, приписаны ли Вы к какому-либо монастырю?

— Я был и остаюсь насельником Троице-Сергиевой Лавры. После завершения строительства Храма Христа Спасителя просился в Лавру, но Святейший назначил меня настоятелем больничного храма, где я служу более шести лет.

 — Каковы особенности Вашего служения в этом храме?

— Когда монах попадает в мир как священник, он не то что бы попирает свое монашество, но вынужден поневоле искать разумную меру сочетания аскетизма и внешнего душепопечительства. Есть опасность потерять молитву в суете. А суеты много. Мне ведь как настоятелю приходится сдавать годовые и финансовые отчеты, встречаться с руководством больницы, с представителями различных городских служб, в том числе и пожарной охраны. С благотворителями, слава Богу, общение минимальное. Этот вид общения с миром особенно соблазнителен для монаха. Большой соблазн заключается и в общении с женским полом. Не полезны многое внимание, почтение, которые мне оказывают как настоятелю. Отсюда недалеко и до гордости.

 Но радость Вы, наверное, тоже испытываете?

Конечно. Вот, к примеру, вчера ко мне пришла женщина в приподнятом настроении. Это врач нашей больницы. Муж ее умирал, у него был рак в 4-й стадии. Она сильно молилась о его выздоровлении святому великомученику Пантелеймону, в честь которого освящен наш храм, и верила, что будет исцеление. И вот, когда сделали очередной анализ, оказалось, что ее муж выздоровел. Он тоже молился, в таком состоянии, наверное, все молятся. Об этом чудесном исцелении я рассказал прихожанам.  Священник испытывает большую радость, когда человек всей душой обращается к Богу. Кто только не приходил ко мне на исповедь в Храме Христа Спасителя. Даже самые закоренелые преступники. Приходили и каялись. Искренно каялись. Всегда сразу видно, когда человек искренно кается. Это большая радость для пастыря. И еще большая, когда он приносит плоды покаяния, исправляет свою жизнь.

 — Значит, на приходе Вы сталкиваетесь не только с проблемами.

— Это как родительское попечение. Вкладываешь душу, а кажется, что толку мало. Но потом видишь: толк все-таки есть.

 — Насколько я знаю, Вы не только настоятель храма, но и духовник училища сестер милосердия, созданного при Центральной клинической больнице ОАО «РЖД». Что можно сказать об этой стороне Вашего служения?

Училище существует уже шесть лет. Состоялось четыре выпуска. Большинство питомцев училища трудятся в нашей больнице. Двенадцать выпускниц стали женами священников — матушками. Две выпускницы живут в монастыре. Один мальчик поступил в Духовную Семинарию. Многие пошли учиться в медицинские и педагогические высшие учебные заведения. Несколько человек учатся в богословских институтах. По сравнению с первыми выпусками процент воцерковленных учащихся вырос.

Воцерковлению способствует ежедневное чтение Евангелия, утренних и вечерних молитв в храме. Каждый вечер совершается также крестный ход вокруг храма. В результате многие духовные проблемы уходят. Участие в совместных молитвах не является обязательным. Но мы говорим учащимся: если вы называете себя православными, надо ходить на молитвы регулярно.

Жизнь училища тесно связана с жизнью храма. Учащиеся пекут просфоры, помогают священникам во время богослужения, ставят свечки, поют акафисты, звонят в колокола, производят уборку в храме.

Как духовник училища провожу классные часы и беседы на религиозные темы, прежде всего беседы о церковных праздниках. При моем участии организуются паломнические поездки. У нас есть предмет под названием «Духовные основы милосердия». Это, можно сказать, курс мини-семинарии. Он предполагает изучение основных нравственных законов и примеров милосердия святых, догматики и церковной истории. Учащиеся изучают Ветхий и Новый Завет. В курсе религиоведения даются начала сравнительного и основного богословия. Сейчас немалые трудности извне коснулись училища. Хотелось бы попросить читателей помолиться о его сохранении и преуспеянии.

— Вы преподаете в этом училище?

— Сейчас нет. Я преподаю в Перервинской Духовной Семинарии. Читаю курс церковного искусства.

 — Что можно сказать о других направлениях Вашей деятельности?

— Недавно я стал также духовником патронажных курсов, открывшихся при нашем училище. Занятия проходят по субботам в течение полугода. Кроме того, стал еще одним из учредителей сестричества, созданного в нашем Успенском благочинии. Духовником сестричества является епископ Егорьевский Марк, старшей сестрой — заместитель директора нашего училища по воспитанию. В сестричестве состоят прихожанки храмов нашего благочиния. Они работают в больницах, помогают ухаживать за тяжело больными и детьми на дому.

 — Когда Вы учились на архитектора, Вы не думали о принятии монашества?

— Нет, так как уверовал лишь перед защитой диплома и затем сразу крестился. Придя к вере, начал читать религиозную литературу. Первой мне довелось прочитать книгу преподобного Симеона Нового Богослова. Она поразила меня своей высотой. Это вершина богословия. И я понял, к чему надо стремиться. Возлюбил монашество. Приняв постриг, окончил Духовную Семинарию и Академию.

 — Ваш отец — священник. Вы избрали путь церковного служения под его влиянием?

— Получилось так, что отец крестился уже после меня. Он был инженером, большим начальником, искренне верил в идеалы коммунизма, но потом разочаровался в них. Когда я уходил в монастырь, отец еще был некрещеным. Но он благословил меня. Родительское благословение — большой покров, особенно в наше время, время сильных искушений. После крещения отец был пономарем, а затем диаконом и священником в Ново-Голутвином монастыре города Коломны. По возрасту вышел за штат и стал помогать мне в Храме Христа Спасителя по преимуществу в качестве духовника. Помогает и сейчас в больничном храме. Ему уже 76 лет. Господь дает ему здоровье, бодрость. Слава Богу! Отец мой — человек милостивый, добрый. Дает хорошие советы. Некоторые даже считают его прозорливым. Конечно, в какой-то мере о любом священнике так можно говорить. Потому что Господь дает силу его словам. К примеру, когда на улице ко мне прохожие обращаются со словами «святой отец» (на католический манер), я говорю, что я по чину святой, а по жизни грешный.

 Как получилось, что Вы стали настоятелем еще одного храма?

Мне предложили заняться восстановлением храма святого Иоанна Предтечи в селе Сумарокове Рузского района Московской области. Храм стоял разрушенный. Крыша протекала, на ней росли деревья. Литургию совершали раз или два в год. Я поехал к старцу, чтобы посоветоваться с ним. Он сказал:«Бери». Написали письмо Святейшему Патриарху. В результате храм был объявлен Патриаршим подворьем. Меня назначили его настоятелем. Два с половиной года мы занимаемся восстановлением этого храма. Наблюдаю за восстановительными работами, стараюсь привлекать необходимые средства. Строителей и благотворителей Господь посылает. Служу в этом храме, приглашаю служить других священников. Летом бываю там даже чаще, чем в больничном храме. Служим раз в неделю и по праздникам, а зимой реже.

 — Ездят ли с Вами на подворье девушки из училища?

— Да, ездят. Они поют на клиросе, читают, производят уборку в храме, трудятся на грядках, собирают грибы. Со временем думаю устроить там обитель. Собираемся восстанавливать колокольню, строить церковный дом. В планах — строительство деревянного храма в честь иконы Божией Матери «Неувядаемый Цвет». Хотим создать вокруг подобие райского сада, установить Поклонный крест. В перспективе — создание ремесленного центра, подсобного хозяйства, детского центра. Конечно, на все это нужны средства, и немалые. Но у Бога всего много. Тем более, что это не для нас, а на пользу и на радость людям.

 Беседовал В.М. Вальков                                                                     Источник:      Журнал «Русский инок» ноябрь 2007 г.